Высшее руководство взялось за высшее образование


В России необходимо сокращать количество «вузов-пустышек», заявил в ходе заседания президиума Госсовета и Совета по науке и образованию президент России Владимир Путин. Чтобы «избавиться от подобных контор», надо «консолидировать ресурсный потенциал» учебных заведений, считает Путин, т.е. их объединять.

«Это вызвано необходимостью закрывать эти конторы «Рога и копыта», которые ничего не дают, кроме бумажки. Проблема в том, что, начиная примерно с 1991 по 2010 год у нас количество вузов и их филиалов выросло ровно в два раза, и значительная часть из них, надо признать, превратилась не в вузы, а в лаборатории по штамповке корочек», — сказал Путин в Нижнем Тагиле.

Закрывать их, безусловно, надо. Ежели по уму, то просто закрывать, а не присоединять к другим вузам, что способно только ухудшить приличный вуз, к которому присоединяют. Но закроют их вряд ли. Потому что вузы играют вовсе не ту роль, которую объявляют официально. Не для подготовки специалистов народного хозяйства они существуют. Если в вузы будет ходить в десять раз меньше молодёжи – народное хозяйство и не заметит. Сидеть в конторе или разносить пиццу можно с равным успехом и без «корочек».

Люди ходят в кино или в гости не ради фильма или еды. Аналогично вузы. Большинство школяров идёт в вуз не для того, чтобы работать по специальности – просто провести время, продлить счастливое детство, быть не хуже других, тем более, все говорят, что без «корочек» никуда не берут. В этом отношении «Рога и копыта», помянутые Президентом, вполне отвечают своему реальному назначению.

Оно и для государства полезно: куда девать эти толпы бездельного молодняка? А тут они числятся студентами и вроде при деле. Никакого подлинного образования они, разумеется, не получают, никто этого и не ждёт. Да и не может любой произвольно взятый школяр получить подлинное образование.

Когда-то на меня произвело впечатление знакомство с девушкой, учившейся социологии даже и не в самоделочном, а во вполне приличном вузе, «на платке». Она не знала ни одного имени классика социологии, а интерес к своим штудиям имела не больший, чем я к историям из жизни звёзд шоу-бизнеса. Девушки с такими состоянием сознания в моё детство в Егорьевске шли ткачихами на меланжевый комбинат. Моя знакомая, по иронии судьбы, тоже пошла по окончании торговать текстилем.

Точно так же происходит и в самых что ни на есть передовых странах, как мне рассказывали местные жители. Есть несколько подлинных вузов и есть море всякой трухи, имеющей целью передержку молодняка и снабжение его дипломами.

В демократическом государстве закрыть их очень трудно, т.к. надо многих обидеть и нарушить хрупкий социальный гомеостаз. Закроешь – а оппозиционеры выведут школяров на улицы под лозунгом «Нас лишили образования!». Выйдет буча, которая ещё невесть чем кончится. Пускай уж лучше сидят – так, надо полагать, размышляет начальство.

Поэтому надо заходить с другой стороны. Сегодня это может иметь успех. Образование – это не самодовлеющая сущность – это институт, обслуживающий цели государства и общества. Если будет поставлена задача индустриализации и создания современной инфраструктуры, потребуются предприятия. Которые, в свою очередь, потребуют техникумы, ориентированные на них. В них пойдут ученики, преимущественно после 9-го (эх, лучше бы 8-го!) класса. «Пустышки» останутся без клиентуры. Никакого насилия: невидимая рука рынка.

Момент для этого назрел: самим школярам и даже их родителям надоело бессмысленное и бесплодное сидение сначала в 10-11 классах с платным долблением ЕГЭ, а потом отбывание нумера в «эколого-политологическом» с дальнейшим трудоустройством в Макдональдс.

Мало того: очень скоро будут оканчивать школу дети первых выпускников всех этих «Рогов и копыт». Эти люди вполне убедились на практике, что от их «образования» толку чуть, и, скорее всего, не будут столь яростно толкать детей в вузы, как это делали их родители. Вот тут-то и должно подоспеть единственно верное решение: техникум. Вполне возможно, чтобы никого не обижать, стоит отменить термины «высшее образование», «среднее образование», а называть это профессиональным образованием 1-го уровня (ПТУ), 2-го уровня (техникум), 3-го уровня (вуз).

Высшее образование, университет –  по своей природе не может быть массовым.  Оно должно быть нацелено на подготовку людей, способных создавать что-то новое, а таких людей – мало; по моей интуитивной оценке – процентов десять.

В технический вуз должны идти люди, получившие среднее специальное образование. Университетам надо вернуть их изначальный статус – подготовка специалистов по фундаментальным отраслям знания. Брать туда надо очень мало, очень способных, только даром (никакой «платки»), учиться там должно быть очень трудно. Преподавателям платить надо очень много. Не на уровне «средней по региону», а на уровне топ-менеджеров банков. Малооплачиваемые «препы», к тому же замороченные формалистикой, невольно транслируют психологию убожества. А с такой психологией – не воспаришь, с нею - только в Макдональдс. 

Татьяна Воеводина

Источник: zavtra.ru





Комментарии

  1. Игорь Б. 15 февраля 2020, 16:14 # 0
    Да уж, в образовании тоже надо много изменить. Но как обучать, если наука придерживается установленных ограничений и поэтому боится сделать шаг вперёд. Кто тот, кто уберёт эти ограничения?
    1. Максим Г. 19 февраля 2020, 07:21 # 0
      Хорошие предложения. Действительно, лучше меньше, да лучше.