Ничейная олимпиада


Нынешняя «безлюдная» Олимпиада – хороший повод завершить эту поднадоевшую практику: раз в четыре года устраивать забеги, заплывы и прочие запрыги в длину. Трибуны без энергичных болельщиков, унылые лица журналистов и официальных лиц – это финал давно ненужного, исчерпавшего себя движения. Токийское открытие игр напоминало серебряную свадьбу живущих врозь мужчины и женщины – вроде бы и пафосные речи, и шарики-фонарики на месте, а не радуют. Вызывают плохо скрываемую зевоту. И никому не надобны, кроме надсадно веселящегося тамады, но ему деньги плачены – он обязан притопывать. Новости Яндекса выдают отчёты о победах российских спортсменов, имён которых практически никто не знает. "Коммерсант" выдал цифру 97 процентов. Не знающих. Я в их числе. Тогда как я до сих пор могу назвать имена из «команды молодости нашей» - от футболиста Рината Дасаева до пловца Владимира Сальникова. Это не потому, что нынешние ребята – хуже и вообще «отстой». Всякие. Есть и результативные. Однако всему – своё время.

Актуальность большого спорта (ах, эта песня «Мы верим твёрдо в героев спорта»!) утрачена и вряд ли в обозримые годы что-то вернётся на круги своя. На излёте «века железного», в 1896 году родилась концепция Олимпийских Игр. Это не было возрождение античной «моды» - в новых играх отсутствовал первейший компонент – поклонение богам. Наступающее столетие обещало, если не атеизм, то максимальное дистанцирование от религиозного экстаза. Антропоцентричность, культ здоровья и – почитание силы. В 1870-1900-х резко выросла продолжительность жизни, а медицина резко и нахально скакнула вперёд. Спорт сделался популярным моционом – сначала у праздношатающейся публики, сгонявшей наеденные жиры, а потом и у небогатых клерков, школьных учителей, телеграфистов и «телефонных барышень». Появлялись осторожные публикации о пользе гелиотерапии – аристократическая бледность стала восприниматься, как признак нездоровья и – безобразия. Витали идеи Фридриха Ницше о сверхчеловеке, на них накладывались восторги относительно «благородного дикаря», сбрасывающего фрак и несущегося в направлении сияющего горизонта. На этом фоне и возникла сама тема Олимпийских Игр – состязаний в мускульной силе и природной ловкости.

Постепенно мирный спорт обращался в предвоенную, точнее – межвоенную тренировку. «Эй, вратарь, готовься у бою!» - призывали во всех странах мира, а не только в советском фильме о любовных коллизиях блондина-вратаря. Мощь олимпийских сборных понималась, как своеобразный заменитель военного могущества. Изысканный пируэт фигуриста равнялся удачно проведённым танковым учениям. Мы можем! А вы? А мы сможем не только здесь и не только так! Футбольное поле расстилалось полем боя. Шахматная партия смотрелась, как поединок Пересвета с Челубеем. Прыжок маленькой гимнастки – коллективное свершение. «Нам победа, как воздух нужна!» - пели радиоточки на всех кухнях страны. Суперсессия Канада-СССР 1972 года и сейчас воспринимается, как битва титанов. Титанов из разных политических систем.

Нынче всё иное. Спорта не стало меньше – его даже больше. Однако это уже не состязание личных или – командных возможностей. Это – подковёрные соревнования фарма-королей с их допинговым трюкачеством. Но и без допинговых склок оно уже никому не интересно. Мир поменялся – он ушёл в онлайн. Твоё здоровье нужно лишь тебе, а не нации. Твоё тело – твоё дело. Сила тоже неактуальна, равно как и ловкость. Фитнес – лепка привлекательного торса, а не его тренинг. Ещё и ковид подоспел с его всепожирающей пастью – он с удовольствием подгребает и хилых бабушек 90+, и прокаченных богинь, питающихся парной телятиной и пашущих в зале по четыре часа. На этом фоне и случилась дурацкая и ничейная (sic!) Олимпиада, как некий знак – ребята, сворачивайте лавочку.

Галина Иванкина

Источник: zavtra.ru