Новый порядок, где нас уже нет


Опять прервав наши фантазии, обратимся к реалиям нынешнего мира. О тридцати годах боли, про кои говорил основатель "Алибабы" Джек Ма.

Да, начинается нечто, что напомнит и крушение СССР (только в глобальном масштабе), и Темные века после падения западной Римской империи в 476 году нашей эры. Тут целые царства, образно говоря, окажутся стёртыми с карты.

«Мозговики» США об этом прекрасно знают и делают все, чтобы задать каноны нового порядка. Доклад их интеллектуального центра "RethinkX" "Человечество. Переосмысление" рисует реальность после разрушения нынешнего миропорядка. Никакой России (РФ) в нём уже не останется. Как и многих других сырьевых стран. Грядет некое новое Средневековье.

Чем ответит Москва на сей вызов? Пока что у нас есть статья советника главы Минобороны Андрея Ильницкого примерно на ту же тему, "Время больших решений". Но она – пока даже не эскиз альтернативного плана.

Эпоха децентрализации

Что же ждёт человечество впереди по версии янки? Глубочайшие превращения и потрясения – с гибелью прежней экономики. Разрушится прежняя централизованная модель производства и управления, когда нужно было добывать огромные объемы природных ресурсов, превращая их в готовые товары да изделия на крупных предприятиях, потом развозя их за тысячи километров. На смену всему этому придет децентрализация – когда ресурсы не добываются, а создаются. Причем на месте. Этакое второе пришествие натурального хозяйства, так сказать, в физическом смысле – но не в информационном.

Например, строительные материалы великолепных прочности и легкости можно с помощью высокоскоростных мельниц делать из песка и глины. Или из бросовых пород дерева. То есть, отпадает надобность в больших комбинатах, производящих бетон, для чего нужно тратить огромные объемы энергии и воды, добывать известь и металл для арматуры, а потом все это везти покупателям.

Мясо можно с помощью «прирученных» микроорганизмов и управляемой ферментации получать прямо в биореакторах. И тогда ненужными становятся огромные животноводческие фермы, для коих нужно выращивать злаки для производства кормов, тратя на это кубокилометры воды и моря горючего, ресурс дорогих агромашин и горы удобрений, миллионы человеко-часов труда. Да и на сами фермы не придется больше расходовать электричество, тепло и труд людской. Соответственно, не нужно добывать для всего этого так много нефти и металла выплавлять – затраты ресурсов падают по нисходящим цепочкам, вплоть до рудных разработок и углеводородных скважин. Становятся ненужными многочисленные производства промежуточных продуктов, падает спрос на электричество от крупных станций. Лишь одно сокращение потребностей в тракторах и комбайнах оставит без работы моторостроителей, поставщиков покрышек, изготовителей управляющей электроники, гидравлики, стекол. Нетрудно понять, что это, в свою очередь, уничтожит изрядную долю спроса на продукцию химической индустрии, на микросхемы, на точную механику. Соответственно, уменьшается потребность в железнодорожных и автомобильных перевозках – с теми же последствиями для отраслей, что их обслуживают.

А если на местах с помощью гибкой роботики начнут сами, быстро и дешево изготавливать одежду, обувь, посуду, мебель вместо того, чтобы везти их из Китая и прочих «дешевых стран»? Каковы окажутся последствия для всей мировой экономики, что стоит на перемещении миллионов тонн товаров из стран «тропического капитализма» в богатую часть мира, да и не в очень богатую тоже? А если появятся те самые нанофоры, что позволят выращивать готовые изделия прямо из бросового сырья буквально в каждом дворе? Впрочем, даже полная переработка отходов и мусора и пускание их снова в оборот (экономика вторичных ресурсов) грозит многим ресурсодобывающим предприятиям.

Старые предчувствия

Предчувствия такого поворота носились в воздухе последние полвека.

Нарождается то, что еще в 1977-м академик Игорь Петрянов-Соколов называл грядущим «автотрофным обществом»: «…До последнего времени мы в основном совершенствовали, шлифовали технологию, основы которой были заложены много десятков лет назад. Ее отличительная черта — неполнота использования природного сырья. Ведь иногда, для того чтобы получить необходимый обществу продукт, приходится превращать 97—98% исходного сырья в отходы и побочные вещества. Потребности человеческого общества сейчас очень многообразны. Людям нужно все; любой полезный продукт, который может быть получен из того, что мы забираем у природы, найдет применение, и мы больше не можем себе позволить истощения природных ресурсов.

В первую очередь необходимо создать безотходную технологию, которая, как я уже сказал, полностью превращает сырье, взятое у природы, в полезный для общества продукт. При современном уровне знаний всегда можно' найти такой технологический процесс, при котором все его ответвления будут давать полезный продукт, то есть создать безотходную технологию.

Очень большое значение имеет создание технологии повторного, многократного использования продуктов жизнедеятельности человеческого общества. К сожалению, в настоящее время эти отходы обесцениваются и выбрасываются без всякой пользы. Мы теряем и наиболее ценный комплекс необходимых веществ, и очень большое количество энергии, заключенной в этих отходах.

Проблема создания автотрофного человеческого общества, обеспечивающего себя в полном объеме (за исключением энергетических потребностей) веществами, уже взятыми у природы за счет многократного повторного использования, является исключительно сложной, но и исключительно важной. Проблема эта поставлена уже несколько десятилетий назад великим ученым академиком Вернадским, и ее значение растёт…»

Если такое случится, то прежний миропорядок попросту обрушится. Произойдет нечто подобное тем потрясениям, что Герберт Уэллс описывал в своем романе "Освобождённый мир" 1913 года.

Итак, здесь у человечества есть доступ к новой (атомной в романе) энергии, для производства коей не нужны моря нефти и горы угля. Более того, компактные энергоустановки здесь побочным образом вырабатывают еще и золото, что становится дешевле железа. Иногда создается впечатление, что в мире Уэллса работают и другие «закрывающие» технологии – ибо в книге описано, как старая индустрия отмирает за ненадобностью. Люди заменяют автомобили и поезда на летательные аппараты с новыми источниками энергии. От этого города старого типа приходят в упадок: больше люди не привязаны к дорогам и могут селиться везде, перемещаясь (и перемещая грузы) по воздуху.

…Всеобщего счастья не наступает. Из-за исчезновения целых отраслей старой промышленности десятки миллионов человек потеряли средства к существованию. В Америке свирепствует эпидемия самоубийств, в Англии дороги забиты ордами голодных. И действительно: в этом мире не нужны шахтеры, нефтяники, работники заводов по производству топлива из нефти – и так далее. Финансовый кризис приобретает невиданные размеры. Чтобы как-то занять миллионы людей, ставших безработными, правительства вербуют их в раздувающиеся армии. И люди с восторгом облачаются в мундиры – ведь в армии кормят и поят, одевают и обувают. Ученый, подаривший миру «миры неограниченной энергии», теперь чувствует себя идиотом, который послал ящик заряженных револьверов в детские ясли.

Но авторы доклада "Человечество. Переосмысление" считают, что мы очутимся в мире общин и городов, ставших самодостаточными, получающими большую часть необходимого им на своем, локальном уровне. Система нового производства – это независимые узлы, «подвешенные» к сложным информационным сетям. Легионы независимых производителей станут производить свою энергию по всему Земшару. Они же станут разрабатывать новые пищевые продукты и полезные материалы, меняясь идеями и планами. Но при этом само физическое производство пойдет на местном уровне. То бишь, перемещение огромных масс физических ресурсов между странами станет достоянием прошлого, а на смену ему придут перетоки терабайтов информации. Что в корне изменит все торговые отношения и саму геополитику.

То есть, упадок и гибель ждёт страны, живущие за счет добычи сырья и поставок оного промышленно развитым государствам. Читай – и Российску Федерацию. Все эти войны за нефть и газ, схватки за дефицитные ресурсы канут в Лету. А ведь все это пока служит движущей силой экономики.

Добавим к сему распространение децентрализованных криптовалют (именно в мире такого техноуклада они и раскроют свой потенциал полностью, перестав быть просто объектом спекуляции) и преемник Интернета – Фринет – и вы получите разрушение (как пишут американцы) привычных национальных государств. А что? Центробанки тоже станут ненужными. Все прежние институты власти, порожденные именно централизованными структурами производства и добычи ресурсов для него, потеряют и смысл, и силу. Иерархия окажется сметенной с дороги развитием сетевых структур. Если центральная власть и сохранится, то лишь не как правитель-диктатор, а как сотрудник, что вносит свой вклад в развитие сети…

Смерть либеральной глобализации

Можно по-всякому относиться к такому прогнозу мозгового центра "RethinkX", но все идет действительно в указанном направлении. Причем начавшаяся в 2020-м эпопея с коронавирусом лишь подталкивает ход истории именно в оную сторону. Можно вспомнить, как в конце 1980-х и чуть позже трубадуры либеральной глобализации на все лады воспевали дивный новый мир, где царит полная свобода торговли и где каждая страна делает то, что наиболее выгодно и дешево в изготовлении. Одна – электронику, другая – кукурузные хлопья. Одна – обивку для диванов, другая – ножки для них. И пусть, дескать, везде возникают тьма производителей, что заказывают комплектующие, узлы и части по всему свету, собирая конечный товар у себя. О, какое невиданное процветание они сулили! Прекрасно помню, как вице-премьер Каданников в 1997-м с пеной у рта остаивал такой принцип, как потом власть РФ заталкивала страну в ВТО (2012 г.). Мол, надо покупать все нужные части там, где это выгодно, а не самим их у себя делать. С маниакальным упорством власть следовала за миражом, что создал Запад.

Но очень быстро выяснилось, что такой чудесный порядок, доводя разделение труда до абсурда и порождая мир глобального монополизма, делает ненужными 80% населения планеты. Им попросту нет работы. Потом оказалось, что каждая девальвация национальной валюты (того ж рубля РФ или укпогривны) моментально ставит на грань разорения местных производителей, закупающих комплектующие за доллары или евро. Ну, а сокрушительный удар по всей этой утопии нанесла ковид-эпидемия, в ходе которой срыв поставок электроники из Китая и с Тайваня привел к остановке производства автомобилей на Западе, а контейнерные перевозки из КНР вздорожали в разы. И власти почти всех стран лихорадочно принялись налаживать самообеспечение, позабыв о былых прелестях глобализации.

Так что нарисованная американцами в 2021 году картина совершенно понятна: именно к такому варианту грядущего и подталкивают и события текущей истории, и мощные нынешние тенденции.

Конечно, можно сказать, что и оный прогноз может оказаться аналогом радужных надежд конца 80-х на либеральную глобализацию, нынче исчезнувших почти бесследно. Но мы бы предостерегли от такого поспешного вывода. Бесспорно, некий перехлёст тут имеется. Хлеб для людей всё равно придётся на полях растить и отнюдь не всё можно произвести локально, как мечтал Мао и пробовал делать примитивные металлургические печи чуть ли не в каждом дворе. (Так он пробовал скачком нарастить производство железа в Китае, но получил лишь горы металла средневекового качества). Да, на больших предприятиях придется производить современные стали и сплавы, множество необходимых для высокоразвитой техники металлов («редкие земли», литий, никель). Большие гражданские самолеты и энергетическое оборудование для ГЭС и АЭС, космическую технику, передовую микро- и наноэлектронику, роботов множества назначений и современные обрабатывающие центры-станки в небольших общинах не сделать. Точно так же необходимы крупные центры Большой Науки с огромными опытными установками, вроде ускорителя-коллайдера в Дубне или европейском ЦЕРНе. Аэромобили разных видов, передовые лекарства, тонкая химия – все это потребует отнюдь не мелких предприятий-производителей, коих в каждой округе не поставишь.

Однако производство потребительских товаров и продовольствия действительно станет местным, без всяких безумных «транспортных плеч», когда огурцы на прилавки Берлина приходится возить из Индии, а джинсы – из Китая. Кроме того, появление твердых криптовалют по-своему сохранит часть глобализации: когда предприятие, скажем, в Испании сможет собирать ту или иную технику из узлов, сделанных в разных странах, делая локально лишь часть комплектующих. Все это действительно резко снизит потребность в природных ресурсах, востребует ресурсы вторичные, извлеченные из отходов. А легирующие присадки в виде нанотрубок позволят резко повысить прочность материалов, также объективно убивая большой спрос на сталь, алюминий или цемент.

Вовсю разовьется «тонкое и умное» производство. Та самая цифровая и гибкая индустрия-4.0, архироботизированная и почти безлюдная, когда производиться будет ровно столько товару и такого вида, сколько требуется – без перепроизводства и образования ненужных излишков. Да еще и с приноровлением к требованиям каждого заказчика. И снова потребление сырья, энергоносителей, электричества и тепла скукоживается. Грядет – на новом технологическом уровне – новое издание цеховой экономики Средних веков. Кстати, крайне экономной, прошу прощения за еще брежневскую тавтологию.

Именно это и несёт страшную угрозу как для Российской Федерации, так и для Украины-Малороссии и Белоруссии. Ведь после гибели СССР российские верхи и на словах, и больше на деле встраивались в мировой рынок именно как сырьевая периферия, как поставщик ресурсов для развитой промышленности Европы, США, Китая и даже Турции. Нефть и газ, уголь и металлы, алмазы (промышленные прежде всего), никель и медь, лес и зерно, меха и кожи, калийные удобрения, продукцию первых переделов – все это продаем ради выручки долларов и прочих твердых валют. А все, что нужно – покупаем на сии сырьевые доходы. И даже если что-то в РФ производится, что важнейшие части для этого снова покупаем у европейцев, янки, обоих Китаев и т.д. И не только электронику или судовые дизели, не только турбины, но даже и селекционно-генетический материал для агрохозяйства! Экономика Украины – тоже прежде всего сырье и «первый передел». А промышленность Белой Руси завязана на сбыт в РФ, также завися от притока в нее сырьевых доходов.

Если они упадут, то для русских грянет катастрофа. Экономическая и политическая. Именно это и случится, если нарисованный в американском докладе мир станет новой реальностью. Давайте по порядку…

Столько углеводородов и металлов уже не понадобится

В 1936-м, на съезде НСДАП в Нюрнберге, Адольф Гитлер заявил: немцы жили бы намного богаче, завладей они «неисчерпаемыми богатствами и запасами сырья Урала и бесконечными плодородными равнинами Украины». В тот момент люди ещё не знали о том, что Зауралье стоит над океанами нефти и о том, какие сырьевые богатства скрыты в Сибири. А то бы фюрер Третьего рейха и об этом сказал. Как позже он глаголал о необходимости взять нефть Баку, Майкопа и Грозного…

Перед нами – типичный образец сырьевого мышления той поры, когда промышленность была очень неэкономичной и прожорливой. Когда она требовала бездн сырья и энергии. Но время изменилось. Теперь производство стало очень экономичным. Но психология торговцев сырьём намертво поразила постсоветских бонз: они как будто застыли в 1930-х годах. Реальность же такова, что на единицу производимой продукции развитым странам и Америки, и Европы, и Азии требуется всё меньше и меньше сырья. Как, впрочем, и на обеспечение жизни каждого гражданина. С 1973 года драматически упало удельное потребление топлива автомобилями, стала энерго- и ресурсосберегающей индустрия. Посмотрите: вот уже хлынули на рынок яркие светодиодные светильники с «солнечным» спектром света. Их уже можно вкручивать в патроны, делавшиеся еще под Лодыгино-Эдисоновы лампы накаливания. По сравнению с прежними лампочками Ильича они потребляют энергии в десять раз меньше, по сравнению с газоразрядными – впятеро менее. Значит, на освещение жилищ и городов энергии потребуется кратно меньше. Распространяются асинхронные электромоторы, обрушивающие потребность в токе на десятки процентов.

Но дальше – больше. Началась революция аддитивных материалов. Созданные с помощью порошковой металлургии и стереопечати изделия требуют на 30-40% меньше металла, нежели созданные с помощью привычных литься, резки, обточки и фрезерования. При этом один обрабатывающий центр-многокоординатник заменяет собою 10-15 станков 1970-х. Если это – лазерный оптомехатронический центр, то экономия энергии и исходных материалов получается еще больше.

Но прогресс беспощаден: появились нанотрубки. Добавляй их в сталь, алюминиевые сплавы, в бетон, в пластики – и ты получишь очень прочные и твердые материалы, с помощью которых можно делать более тонкостенные изделия без всякого ущерба для их надежности. То есть, не нужно будет столько цемента, металлов и полимеров. Появятся прочные, но ажурные мосты, каркасы зданий, корпуса машин и механизмов. А значит, упадет потребность в энергии на их производство, то есть – спрос на нефть, газ, уголь. И, само собой, на руду, на продукцию металлургии и нефтехимии.

Скоро появятся углепластиковые и сверхпрочно-керамические корпуса автомобилей (уже покойный Владимир Попов в 1997 показывал глиняные кирпичи, царапающие стекло). Помню, как Цветов в репортаже из Японии 1983 года показал керамический автомобильный мотор…

Скоро всё это станет обыденностью, неся смерть и разорение "Газпрому", "Роснефти", металлургичесаким и угольным «королям» РФ. Как, впрочем, и их аналогам в иных странах.

Даже в сельском хозяйстве комбайны-роботы, сверхточная обработка земли и капельное орошение резко роняют потребность в ресурсах. А впереди – новая эра электромобилей с аккумуляторами, которые и емки, как бензиновый бак, и еще заряжаются за десять минут (благодаря нанотехнологическим материалам). И здесь удельное потребление резко снизится.

Конечно, дальше возможно появление компактных термоядерных электростанций, которые еще в разы уменьшат потребность в углеводородах. Но еще до этого РФ в ее привычно-ресурсном виде ждет еще один удар, отнимающий прежние реки нефтедолларов – «ново-средневековая» индустриализация на Шестом техноукладе. Или, как ее называют на Западе – «индустриализация-4.0». И она резко уменьшит потребность в сырье и энергии, ибо при ней не будет расточения ресурсов в привычной конкуренции. Реалии новой экономики напомнят реалии средневековых городов с их ремесленными цехами-корпорациями-гильдиями. По Гегелевой спирали, по закону отрицания отрицания.

Мир средневековой «цеховой экономики»

Знаете, как действовала экономика Средних веков? Очень рационально. Там не соревновались два производителя, скажем, шляп в одном городе, тратя попусту материалы и труд. (Ибо один разорился, второй – выжил). Нет, все мастера одного ремесла объединялись в цех, он же – корпорация. Цены устанавливались на десятки лет. Как и высокое качество изделий. Лишних мастеров тех или иных дел в городе не имелось. Но зато каждый потребитель мог придти к мастеру-полноправному члену цеха и получить, к примеру, шляпу того самого фасона и цвета, который хотел, причем идеально подходящую к его голове. С теми самыми перьями и украшениями, которые он хотел. Причем шляпа эта выходила только высшего качества и по утвержденной цене.

Вместо шляпы могли быть доспехи – и мастер, отдавая заказ клиенту, должен был облачиться в латы, и покупатель самолично проверял их крепость, нанося удар кинжалом. Если работа оказывалась плохой, платить становилось некому. А если хорошей – то клиент отсчитывал нужный столбик золотых. Ибо получал он доспех, идеально пригнанный по его, потребителя, фигуре, да еще и сделанный на совесть.

Цеха объединяли портных и кузнецов, мыловаров и ткачей, ювелиров и пивоваров, плотников и гробовщиков. Вообще всех профессионалов. Каждый цех имел свой герб и устав, свою церковь и самоуправление, и даже на поле боя члены гильдий-корпораций выходили одним отрядом. Цех заботился о вдовах и сиротах, о калеках и стариках. Никакой лишней затраты ресурсов в массовом производстве и конкуренции не было. Конкурировали разве что деревенские гончары на ярмарках да купцы могли привезти товары из другого города. Но в основном покупатели ходили к местным мастерам – ибо могли получить индивидуально сделанные вещи, с учетом всех их прихотей, причем в оговоренный срок и лучшего качества. По понятной цене.

Именно поэтому каждый, кто посвящал жизнь тому или иному ремеслу (крафту на нынешнем расейском новоязе) должен был много лет походить в учениках, пожив в доме мастера-учителя. Потом ученик переходил в подмастерья. И только потом, много лет спустя, он мог стать мастером, изготовив так называемый «шедевр» - образец изделия. Будь то клинок, лемех, браслет или мыло. Коллегия мастеров цеха придирчиво изучала шедевр и выносила решение о приеме нового мастера в цех-гильдию.

Но не то же ли самое мы увидим в эру новой, насыщенной информационными технологиями, гибко-роботизированной промышленности? С помощью IT каждый потребитель получит изготовленный именно «под него» товар. Учитывающий все его надобности, вкусы и прихоти. Будет исключена стихийная конкуренция и пустой расход ресурсов на то, что не найдет спроса и потерпит поражение в конкуренции. Не станет не нашедших спроса товаров, выбрасываемых на свалку. Делать новая индустрия будет лишь то, что нужно и заказано заранее.

А нет конкуренции и поиска нужных решений наугад – уменьшится и расход сырья, и энергии. Снова падает удельное потребление нефти, газа, угля, металлов и пластиков.

Да, при этом всплывут некоторые средневековые недостатки. Численность мастеров (производителей) будет ограничиваться. А из-за исчезновения необходимости конкурировать резко замедлится темп прогресса в технологиях. Видимо, ради сохранения НТР в мире будущего придется создавать обители и города ученых, изобретателей и новаторов. И вообще сообщества любителей перемен. Территории поиска и экспериментирования, которые смогут подхлестывать новую, «цеховую» индустрию.

А что ждет РФ в таком мире?

Но для РФ все это пока – чисто теоретический вопрос. Она-то свою сложную индустрию с 1991 года вырубила, растеряла и погубила кадры. Варвары, вырядившиеся в «прогрессоров» и «реформаторов», убили целые профессиональные, инженерные, конструкторские и научные школы.

Нынешняя РФ на глазах идет назад, в ней производителей роботов, промышленного оборудования будущего и передовых технологий – кот наплакал. Да и те выживают не благодаря государству, а вопреки его усилиям все раздавить, закошмарить и свести экономику к сырью. Или к формуле «Украл – вывез». Что власть творит с наукой – все видят. И какова эффективность ее «роснан» и сколковых. «Элите» смертельно опасна индустриализация: она породит новые общественные силы, которые сметут власть чиновников, сырьевиков и ростовщиков. Она и давит все непосильными по процентам кредитами, ордами своих «контролеров» и «правоохранителей», садистскими налогами и немилосердными фискалами-мытарями.

Самое ужасное – в том, что такая «илитка» под себя сформировала и электорального обывательское стадо, молящееся на все импортное и русских новаторов закидывающее грязью. Уничтожающее самых умных и творческих. И верящее в бред о том, что мы – якобы самая богатая в мире страна, которая, де, таит в себе всю таблицу Менделеева. Обывательская масса все в толк взять не может, что не сырье, а ум, творчество и труд дают богатство. А все страны, вздумавшие жить с продажи полезных ископаемых, проиграли. В 1870-х Перу, например, испытала кратковременный расцвет: всему миру нужна была её селитра. Для пороха, взрывчатки, как источник азота для химического производства и удобрений. Но Фриц Габер в Германии создал технологию получения азота из воздуха – и где оказалось Перу? Как и иные поставщики селитры Южной Америки?

Так что представьте себе, что будет с РФ тогда, когда в мире развернется новая технологическая эра. Что ждет ее, сидящую на сырьевом колу, когда спрос на ресурсы станет падать в развитом мире? (Всякую Африку не считаю – тамошним несчастным нечем платить за углеводороды и металлы). Новая волна НТР уже поднялась и катится по планете. Как и предсказывал мой друг Андрей Кобяков, это произошло в середине 2010-х годов. Да и в книгах Максима Калашникова сия перспектива давно уж расписывалась на все лады.

Потому и похожа «элита» РФ на несчастного в заколдованном замке. Даже если и удастся ей сейчас устоять под ударами внутреннего системного кризиса, то дальше придется лицом к лицу столкнуться с реальностью, где сырье обесценивается. Что принесет упадок той же экономики, раскол «элиты», ее драку за скудеющие источники валюты и разложение силовых структур. И не помогут тут даже сотни ракет с ядерными «головами», прорывающие любую ПРО. Ибо жить-то не на что станет.

Наш враг во Второй Холодной это отлично знает. Саму новую НТР он использует как оружие уничтожения отсталых, как «технологическую колонизацию». Враг знает, что «элита» РФ сама обеспечит удушение научно-технического прогресса на своей территории. Когда-нибудь настанет час – и развивщийся враг сможет уничтожать «вождей» в странах вечной отсталости мгновенно. С помощью стаи роботов-«насекомых», возникающих словно ниоткуда. А то и вообще с помощью оружия на таких новых принципах, кои наши сегодняшние сырьевые магнаты и вообразить не в силах.

Цивилизация футурополисов и новая индустриализация - наш ответ!

Можно тешить себя мыслью о том, что "RетhinkX" нарисовал неблизкую перспективу («элита» РФ не умеет мыслить горизонтами в тридцать-пятьдесят лет). Или о том, что осуществление такого децентрализованного порядка сам Запад заставит умыться кровью и пережить жесточайшие шоки. Можно поминать о том, как ЕС, объявив о форсированной декарбонизации и «водородизации» в 2021-м, дезорганизовал свой газовый рынок и вынужден был наращивать сжигание угля.

Но делать такого явно не стоит. Ведь события уже пошли в сторону нового Средневековья, да и (чему посвящена моя книга "Крылья над преисподней") на крайне тяжелую ломку прежнего порядка наложится Мегакризис середины века сего: с дикой нехваткой пресной воды и плодородных земель, с новым Великим переселением народов, климатической ломкой и разгулом эпидемий. Все входит в некий исторический резонанс, который в силах покончить с нами.

Может ли теперешний бомонд РФ найти адекватный ответ на роковой вызов? Появление программной статьи советника шефа МО РФ Шойгу Андрея Ильницкого "Время больших решений - именно первая такая попытка. И воспринимается как заявка Шойгу на президентство. Она - отражение некоего смятения в верхах. Советник Шойгу полностью прав в двух пунктах:

- В том, что прежний мир начал катастрофически разрушаться, мы имеем дело с чем-то очень похожим если не на распад СССР, то на гибель Античности. Причем процессы развала пойдут прежде всего в ядре Запада.

- В том, что РФ, следуя нынешним инерционным "догоняющим" курсом, обречена на распад и исчезновение.

А вот дальше следует некая несистемность. Андрей Ильницкий не смог предложить внятной альтернативы распаду и развалу, не сумел обрисовать русскую цивилизационную альтернативу. Во всяком случае, пока.Тут мало частично изолироваться от разлагающегося мира, как предложено в статье. А что строить как альтернативу, как Ковчег? Понятно, в одной статье всего не сказать. Нынешние разложенные государство и бомонд не могут выступить организатором Русского чуда.

Как альтернативу Ильницкий приводит "сибирский проект" Сергея Шойгу, вдохновлённый, в свою очередь, строительством Транссиба Александром III. И всё? А где задача новой индустриализации, без коей русским не выжить и никогда не избежать развала вослед за старым миром? Где четко проговоренное слово «протекционизм», без какового не будет новой индустриализации? Нет их. Ведь Транссиб строился как раз в условиях протекционистского курса Александра Третьего, при покровительственных таможенных тарифах Менделеева-Витте. Да, опасные разрывы, однако, существуют в интеллекте нынешних верхов. Без отсутствия такой системности в мышлении попытки избежать общей участи приведут лишь к ускорению развала. Сибирь - крайне важна. Но большинство населения живёт до Урала. Им-то как дальше быть? Без индустриализации на условиях протекционизма как главной сверхзадачи (Сибирь туда входит подтемой) никакого будущего у РФ нет. Но само слово «индустриализация» словно застревает в горле у нынешних вельмож. Нет его и у Ильницкого, увы.

Мы выдвигаем свою альтернативу – «мудрые технологии», цивилизацию футурополисов (сильное самоуправление плюс мощная центральная власть), водородная энергетика по Ларину, новая земско-советская власть (Нейромир по М.Калашникову или социогуманизм по И.Гундарову). В условиях новой индустриализации на условиях умного Менделеевского протекционизма.

У нас есть шанс. В новой эпохе, как и в древние времена, страны будет объединять уже не национальный общий рынок и не централизованные системы производства-распределения, а общая духовность, вера, идеология. Сама Россия смогла стать единым государством до формирования общерусского рынка (внутренние таможни в Империи отменила императрица Елизавета в 1753-м). Нас спаяла воедино православная вера, а внешняя угроза упрочило национальное единство. Это помогло пройти сквозь первую Смуту и отразить шведское и Наполеоново нашествия, а во многом – и гитлеровское.

Теперь нас могут сплотить не только традиции и вера предков, но и осознание своей футуристической миссии: победить мировое Зло и сохранить род людской, построив у себя дома Мир Полудня, тот самый Ковчег. Война с Голем-Античеловечеством, создание человека высших качеств, живущего в справедливом обществе – вот та идея, что способна сплотить нас и зажечь мечтою сердца десятков миллионов. Нам не нужно выбирать между храмом и звездолетом. У нас будет и то, и другое. Вместе с Университетом.

Максим Калашников

Источник: zavtra.ru